Товарищи на «вкус и цвет»

Александр Берберов 11.04.2019 16:20 | Общество 94

​Оппонент с вызовом сказал, что он не любит СССР. Я же в ответ поинтересовался удивлённо: а почему он должен его любить? Это женщина или десерт? Любовь и нелюбовь относятся к вопросам вкуса. А о вкусах не спорят. Мы же говорим не про вкусовщину, а про меры, которые адекватны и необходимы исторической ситуации. Я, например, не люблю хирургические операции. И даже их боюсь. Но если нужно делать операцию – то какой у меня выбор? Нельзя сводить вопросы вменяемости и адекватности к вопросам вкусовщины и демагогии. Англичанам или немцам, убивавшим индейцев или белорусов, совершенно безразлично было, что про это думают индейцы или белорусы.

Хотят ли они умирать или не хотят – их никто не спрашивает. Нравится или не нравится им английский или немецкий образ жизни – тоже. Существует вызов «зачистки» — на который можно ответить адекватно, можно неадекватно, а можно не отвечать. В двух последних случаях вызов станет последним…

Украинство и вообще пост-советизм – родные братья и сиамские близнецы. Они рождены одной матерью – неадекватностью. Мама не хотела изучать объективную реальность – а хотела выдумать её, как ей было бы удобнее и приятнее. Дети тоже. Мы живём во времена, когда неадекватность человека всё более и более подменяет его политический выбор и политическую дискуссию.

Ибо в политическом выборе цели и средства соответствуют друг другу[1]. В пространстве политики вы продвигаете то, чего вы хотите. Если же вы хотите одного, а продвигаете нечто прямо противоположное, то вы выпадаете из поля политики и попадаете в поле психопатологии. Такое состояние, когда оно становится массовым и типовым – мы называем «социопатия».

В пост-советизме с самого начала возникла псевдо-политическая ХИМЕРА, в которой к провозглашённым целям приставляется совершенно не соответствующий им комплекс мер, а социопаты этого не замечают. Предложения «или средства корректировать, или цель поменять» — отскакивают от них, как от стенки горох.

У самой распространённой категории социопатов энергичность действий полностью заменяет их смысл. Кто больше других сжёг покрышек на улице – тот лучше других боролся с бедностью и коррупцией. Какая связь между одним и другим – не спрашивайте. Я не знаю. И они сами не знают.

Сегодня Навальный паразитирует на том, на чём, почти без изменений, паразитировал катавшийся на троллейбусе Ельцин: на тяге людей к равенству и справедливости. На этой тяге – им в качестве средства навязывают… капитализм! И мало кто видит вообще-то очевидное: борьба с коррупцией расширением рыночности – это тушение пожара керосином…

+++

Я не навязываю вам ни целей, ни средств. Я настаиваю на другом: приведите в соответствие цели и средства, какими бы они у вас ни были! Я не могу считать вас политическим оппонентом, и считаю вас просто психопатом до тех пор, пока ваши декларации и применяемые средства диаметрально расходятся!

И мы ни к чему не придём хорошему, а наоборот, развалим цивилизацию и саму планету, если не усвоим абсолютно-универсальное правило психически-вменяемой деятельности сознания:

— смысловая связка между определением проблемы и предпринимаемыми мерами.

О чём я говорю? О самом обыденном, присутствующем в любом вопросе: если признано, что чего-то не хватает – нужно искать средства восполнить нехватку. Если же признано, что чего-то излишне, чрезмерно – нужно избавляться от излишков чрезмерности. Но нужно же как-то совместить признание проблемы – и её решение!

Если люди, которые говорят о «сепаратизме на Донбассе» уходят от вопроса – откуда вообще взялась Украина, они или циничные лицемеры, или опасные психопаты. Вы признаёте проблемой сепаратизм? Давайте поговорим об этом. Вы признаёте проблемой, наоборот, империализм? Давайте и об этом поговорим!

Но ведь надо же как-то совместить проблему и решение в едином смысловом поле. Иначе наш разговор станет разговором сумасшедших людей!

Если вы считаете, что лучший способ борьбы с сепаратизмом – расчленить Россию на 15 кусков, то мы видим явное несоответствие постановки проблемы и метода.

+++

Невозможен никакой разговор в пределах разумного – если нет смысловой связи между диагностикой (отражением реальности) и мыслей, мотивирующих действие (воздействием на реальность).

Если власть «борется с бедностью» сокращением зарплат, рабочих мест и ликвидацией пенсий – то она либо завралась до патологии, либо сошла с ума.

Отражённая сознанием проблема (будь то бедность или сепаратизм, или ещё что угодно – ведь мы говорим об универсальной формуле) оказывается в жёстком противоречии с мотивационной частью поступка. Это и есть мышление-химера, возникающее на руинах Разума. Оно не поощряет действий целеполаганием, и наоборот, не строит поступка на основании декларированной цели.

Проще говоря, оно не хочет того, чего хочет, и хочет того, чего оно же не хочет. Но ведь такое состояние и есть безумие – даже если безумцам оно кажется «великой хитростью» и «прагматичным коварством»!

Если вы боитесь официально озвучить свои собственные цели – значит вы сами (не кто-то иной!) – считаете свои цели чудовищными и безобразными. То есть вы их сами внутри себя считаете и необходимым, и омерзительным одновременно – как США свою помощь ИГИЛ*.

Это не «хитрость», ребята, как вам кажется: огорчу вас, но это шизофрения, раздвоение личности.

Зачем вам иметь целью то, что вы же сами и называете в любом диалоге чудовищным и безобразным? Ведь человек вменяемый в такой ситуации или попытается оправдать свою цель, обелить её – или сменит её! Одно из двух, но не третье же!

Психически здоровый человек по определению не может сам себя считать злодеем. Он либо не делает того, что считает злодейством, либо не считает злодейством то, что делает. Но именно этого нельзя сказать о действиях современного Запада, который пребывает в глубокой социофрении. И упоённо проклинает днём то, что сам же ночью и вершит.

+++

Следовательно, если мы не выходим за грань самой общей разумности, то наш вывод диагностики (постановка проблемы):

— либо становится руководством к действию,
— либо отвергается как ошибочный.

Такова, например, проблема «свержения власти». Актуальная для современной официальной оппозиции.

Вам нужно свергнуть власть вообще? Как систему, упорядочившую первобытный хаос?
Или же вам (что вероятнее) – нужно, чтобы власть что-то конкретное сделала для вас?

Происходит очень часто либеральная подмена понятий – когда конкретные требования к власти подменяются её обрушением, как таковой, как порядка вообще и всякого.

А тогда для вас никто уже и ничего сделать не может – ибо делать некому.

Чего хотели крестьяне? Чтобы царь им землю дал, или чтобы пришли немцы и в этой же земле их закопали? Надо же отделять одно от другого:

— или власть даёт землю крестьянам, заводы рабочим и далее по списку;
— или она ничего уже не даёт никому – потому что всё рухнуло во тьму и хаос…

Чем вам мешает власть? Тем, что не даёт жить по-человечески? Или тем, что мешает устроить звериную резню? Это разные вещи. К сожалению, пока одни мечтают о человеческой жизни, другие мечтают о звериной резне, и в общей колонне протестующих они смешиваются…

Или вот претензии к Сталину: вы против конкретно-незаконных репрессий? Или вы против любого возмездия любому преступнику? Это ведь разные вещи: одно дело переживать за академика Вавилова, и совсем другое – за Бандеру и Чикатило.

Либералы же сводят всё к тому, чтобы государство вообще ликвидировать – никого не расстреливать, никого не сажать. С Бандерой дискуссии вести – пока он на тебя топором замахивается. Потом, когда зарубит – «понять и простить».

Либералы хотят лишить народ и государство права на самозащиту, самооборону. И Бог бы с ними, если бы они так и говорили! Но ведь они не так говорят. Они говорят про «беззаконие» — а подвёрстывают под него любой факт самообороны…

+++

Либо картина мира диктует нам поступки – либо мы меняем картину мира в целом.

Одно из этих двух действий – обязательно, если мы хотим оставаться в пространстве рациональности! Потому что «войны не вести и мира не заключать» — это яркое проявление раздвоения сознания. Или мы ведём войну, или заключаем мир, одно из двух – но не одновременно же оба действия!

Потому что нельзя совместить два несовместимых состояния, это путь к безумию, по которому на всех парах несётся сегодня либерализуемое человечество.

Многие политики встали на путь, ведущий к полному разрыву с объективной реальностью: при несоответствии желаемого действительному выбирать желаемое.

Например, им хочется утверждать, что Украина есть. А её нет: ни религиозно, ни исторически, ни политически, ни экономически, ни в культурном отношении – полный вакуум. Языка — и того нет: тот же русский, понятный без перевода, только с кучей жаргонизмов и странной артикуляцией…

У выдуманного предмета нет никакой субъектности. При попытке нащупать что-то «украинское» (а не польское, немецкое, американское, русское заимствованное) – мы попадаем в ослепительную пустоту несуществования, ненужности и даже невообразимости.

Кота придумали считать рыбой – а у него ни жабр, ни плавников, ни чешуи, и в воде он тонет, хоть тресни! Может ли быть рыбой то, в чём нет ни одного элемента, рыбам присущего?

Решают: да, может. Потому что желаем, а на действительность плевать. Мы, мол, действительность подгоним, подравняем по своим прокрустовым представлениям.

Собственно, «Украина» — это сумма долларов, выделенная на «проект «Украина». Это банк, в который доллары привозят и жулью раздают за имитацию той или иной деятельности. Жульё потрясающе-интернационально, потому что искомого субстрата – «украинцев» — просто в природе не существует. Подкупаются русские, евреи, армяне, грузины, молдаване, татары – чтобы они за деньги изображали из себя выдуманный народ. «Оденьтесь цыганами и изобразите цыганский хор!».

И это не исключение, а правило издевательства над объективной реальностью.

Они ведь не только произвольно евреев и русских в «укров» переделывают, но и мужчин в женщин, женщин в мужчин, чернокожих в белых и наоборот, потому что им так хочется.

А на действительность, на то, как оно на самом деле – им плевать!

К чему, кроме полного и окончательного безумия, фундаментально разорвавшего все «отражающие» свойства разума с объективной реальностью, можно прийти по этой дороге?

+++

Возвращаясь к методологическому обобщению: полное противоречие между желаниями и действиями человека уничтожает Разум. Общество, которое говорит одно, а делает другое, и даже противоположное – превращается в дурдом и в итоге убивает само себя.

Это следствие или лживой двуличности, или психической невменяемости, или, чаще всего, сочетания того и другого.

Любое озвученное желание требует определённых действий – обоснованных вначале и проверяемых на результат в конце.

Если, например, я хочу победить болезнь – то я вначале предполагаю, что могло бы её победить, потом использую это, а потом анализирую результат: стал ли я здоровее?

Чем отличается от такого подхода борьба с бедностью? В целом – ничем. Нельзя же считать любые, какие попало действия – борьбой с бедностью! Нужно сперва обосновать, почему, на каких основаниях вы считаете именно это действие – способом преодоления бедности? Если вы убедили себя и других – то применить обоснованное средство. Если оно не дало желаемого эффекта – признать свою ошибку, и искать – где в обоснованиях была допущена ошибка.

Так действует нормальный человек. Он:

1) анализирует возможности,
2) анализирует ход их реализации,
3) анализирует итоги.

И это правило на все случаи жизни. Так, например, нормальные люди строят бизнес-план.

-Вначале предполагают, что может дать прибыль.
-Убедив себя, что прибыль возможна – делают то, что задумали.
-Получив прибыль – получают подтверждение верности своих расчётов. Не получив – доказательство их ошибочности. И, как следствие – поиск ошибки в расчётах.

А иначе как? Как может психически-вменяемый человек иначе задумывать и делать дела, оценивать их результаты? Каким ещё способом?

Можно преодолеть бедность реально – то есть познать её причины, источники и воздействовать на них средствами разума.

Можно преодолеть номинально, чем либералы во всём мире, от Чили до Владивостока и занимаются, закрыв на факты глаза, и заявив, что проблемы нет: бумага всё стерпит, а брань на вороту не виснет.

Но есть ещё и третий путь, связанный не с циничным обманом, а с самообманом, выстроенном на галлюцинациях, на виртуальных подменах реальности, в которые человек и сам начинает верить.

Так Егор Гайдар, человек психически нездоровый, похоже, и сам верил, что «одолел дефицит» и создал «потребительское изобилие». При этом он в упор не видел разницы между собственным потреблением, потреблением узкой группы, средним, медианным, потреблением замыкающих групп и т.п.

Ум человека и Вселенная связаны только в условиях адекватного отражения. Только такое отражение реальности – позволяет с помощью ума эффективно воздействать на адекватно отражённый мир.

Но, кроме адекватных отражений, в уме нашем таятся миражи и галлюцинации, слепые инстинкты, беспочвенные фантазии, обретающие патологическую природу, когда начинают смешивать выдумку с фактом, системно выдавать желаемое за действительное.

+++

Частный вопрос отношения к СССР – неразрывно связан с общим вопросом адекватности сознания. Именно поэтому лица, впадающие в неадекватность, пытаются подменить его вопросами «любви» или «нелюбви», словно речь идёт о девушке, а не о совокупности цивилизационных и экономических необходимостей.

Ведь не одна советская реальность возникла из чего-то и для чего-то. Любая реальность возникает из чего-то и для чего-то, в ряду причинно-следственных последовательностей.

Это можно назвать законом достаточного основания (по аналогии с теоретической логикой) государства и его перспективности.

На определённом этапе развития возникают определённые задачи, которые нужно или решить – или свалится на уровень цивилизации ниже отцовского и дедушкиного.

Это ведь не мороженое, которое хочешь или не хочешь кушать! Это экзамены на зрелость, которые, может, и не хочешь сдавать – но без которых у тебя нет ни диплома, ни будущего. Вопросы субъективных желаний и личных восприятий не должны закрывать вопросов очевидной необходимости и объективной однозначности задачи.

Одно дело, если мы не хотим плавать, когда сидим на пляже. И совсем другое – не хотеть плавать, когда тонешь. А человечество не на курорте, оно тонет сегодня, не решив (не сумев справиться) с задачами перехода, с необходимостью поставленными советским этапом мировой цивилизации.

Человечество тонет в маразме, в аутизме, в извращениях и наркомании, в произволе распоясавшихся мировых частных собственников, которые, по уму, должны были исчезнуть после 1-й мировой войны[2], но зажились на свете и готовят уже 3-ю мировую…

Человечество тонет в своей звериной неспособности поставить цикл устойчивого и гарантированного снабжения. Тонет в своём бессилии перед кризисами стихийности производств. У его развития не было устойчивости, а после краха СССР нет уже и самого развития, даже неустойчивого.

Человечество тонет в безумии, пытаясь всерьёз иметь дело с игрушечными построениями, которые созданы ворами и сумасшедшими из их произвола и для их произвола.

Разрыв между техническими возможностями богов и звериными, скотскими мотивациями, управляющими этой сверхтехникой, грозит порвать человека в клочья.

И у нас нет пространства «любить» или «не любить» СССР. У нас есть вызов истории, на который нужно дать ответ или погибнуть. Третьего не дано, независимо от ваших вкусов и предпочтений в личной жизни.


[1] Вот как описывал это легендарный менеджер Ли Якокка Ли в мемуарах «Карьера менеджера»: «Говорят, что люди голосуют своими кошельками. И действительно, политические взгляды отца колебались в зависимости от уровня его благосостояния. Когда нас настигла бедность, мы выступали за демократов. Демократы, как известно, отстаивают интересы простого народа. Они верят в то, что если ты настроен упорно трудиться и не прикован болезнью к постели, то должен быть в состоянии прокормить свою семью и дать образование детям.

Но когда дела шли неплохо – до депрессии и после ее окончания, – мы становились республиканцами. Ведь нам пришлось немало потрудиться, чтобы заработать эти деньги, поэтому мы должны иметь возможность сохранить и преумножить их.

Будучи уже взрослым, я тоже переживал подобные политические трансформации. Пока я работал у Форда и дела шли неплохо, я был республиканцем. Но когда я перешел на «Крайслер» и появилась угроза, что несколько сотен тысяч человек останутся без работы, то только демократы оказались достаточно прагматичными, чтобы принять необходимые меры. Если бы кризис с «Крайслером» случился во время правления республиканцев, компания обанкротилась бы быстрее, чем вы успели бы произнести «аминь».

[2] Именно 1-я мировая война чудовищностью и всемирностью бессмысленных жертв доказала, что достигнутый уровень науки и техники несовместим с амбициозным произволом мирового частного собственника, с его личными прихотями, придурями и прибылями – реализуемыми через мировую бойню с отравляющими газами. Когда один человек решает за тысячи и миллионы людей с помощью дубины – это одно. Но когда 60 банкиров правят человечеством, как абсолютная монархия, при наличии ядерного оружия – это уже смертельно опасно для самой биосферы и планеты на физическом уровне!

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора