Благотворительная беспомощность: почему в Севастополе нет фондов для онкобольных?

Надежда Исаева 9.06.2019 13:41 | Здравоохранение 83

Фото: dedmorozim.ru

Лечение рака в Севастополе похоже на попытку выжить в джунглях бюрократии. Детских онкологов нет, взрослых не хватает. Лекарства и операции у частников стоят фантастических денег. Руководство онкодиспансера уверяет, что с лекарствами все в порядке, но скорость работы государственной медицины порой убивает не хуже рака. Подспорьем могли бы стать благотворительные фонды помощи онкобольным — в других регионах они спасают множество жизней. Но в Севастополе их тоже нет. Почему?

Пока городские власти не очень умело пытаются отладить бюджетный сектор медицины, в городе остается неохваченной благотворительная сторона вопроса. Нет, местные бизнесмены постольку-поскольку занимаются благотворительностью, помогают нуждающимся. Но по большей части это решается в частном порядке, эпизодически. И сами благотворители, как правило, стараются это не сильно афишировать.

Например, в апреле 2016 начал действовать «Благотворительный фонд социально-ориентированного бизнеса», связанный с девелопером Евгением Кабановым. Он существует за счет пожертвований коммерческих фирм. Но профиль организации не ограничивается медпомощью больным детям, сообщила представитель фонда Светлана Панкова. Да, отправили троих детей с ДЦП на реабилитацию в Евпаторию. Еще одному ребенку, у которого были проблемы со слухом, помогли получить платную медпомощь в столице. Но фонд занимается также строительством детских площадок, по селам иногда ездит переносной медкомплекс, а также оказывает помощь малоимущим.

Владелец ТЦ «Лаванда» и «Добрострой» Сергей Лисейцев тоже занимается благотворительностью, но не рассказывает подробностей – в таких делах он против публичности.

Благотворитель, глава движения «Дороволец» Дмитрий Голиков тоже помогает людям в основном в частном порядке. Были мысли создать фонд, но пока точного концепта нет.

Благотворительный фонд «Корсунь», который связывают с экс-министром Украины и крупнейшим городским застройщиком Павлом Лебедевым, давно не давал о себе знать. Последние публичные следы деятельности фонда портал «Руспрофайл» и СМИ датированы 2016 годом.

Сейчас официальный сайт фонда заблокирован, телефона и расписания работы офиса фонда на официальной странице ВКонтакте нет, последние посты датированы 2018 годом.

В Симферополе есть офис очень известной в России благотворительной организации «Русфонд» — она как раз помогает больным детям. Офис обслуживает и Республику Крым, и Севастополь, месяц назад «Русфонд» проводил на площади Нахимова в Севастополе акцию по сбору крови для определения, кто из добровольцев мог бы в будущем стать донором костного мозга.

Собственно, в Севастополе помощь больным, нуждающимся в срочном платном лечении, благотворители если и оказывают, то точено. Какого-то «единого благотворительного окна», куда можно было бы обратиться в случае срочной необходимости, нет. Зато в маршрутках и на улицах города с началом каждого курортного сезона появляются сомнительные люди с коробочками и собирают пожертвования «для больных детей».

«Примечания» решили изучить опыт благотворительности в других регионах РФ. И оказалось, что много где существуют специальные фонды, чьи волонтеры занимаются не только сбором средств, но и совместно с врачами проводят реабилитацию после операций, оказывают онкобольным паллиативную помощь, психологическую поддержку, помогают детям и их семьям.

Томск

Например, в Томской области с 2007 года помимо базовой медицинской инфраструктуры работает благотворительный фонд имени Алены Петровой, который занимается помощью детям с онкологическими заболеваниями. Учредитель фонда Елена Петрова создала его после смерти своей дочери от рака крови. Во время длительного лечения дочери, Елена столкнулась с тем, что в области отсутствует структура помощи семьям с такими детьми. Заболевание требует больших финансовых затрат, которых зачастую у родителей нет. За время своего существования фонд не только собирал пожертвования для больных детей, а превратился в целую структуру.

За счет пожертвований был построен трехэтажный реабилитационный центр на 60 мест, в котором оказывают паллиативную помощь, психологически помощь детям и членам их семей. Также проводится и сама реабилитация после лечения. Если сравнивать со средствами, которые выделятся Севастополю его строительство обошлось не бог весть в какую сумму – всего 36 млн рублей.

Зато за время его существования помощь получило порядка 600 человек, среди них 140 онкобольных детей. Плюс с 2016 года центр оказал паллиативную помощь еще порядка 200 нуждающимся, рассказала «Примечаниям» руководитель проекта Алевтина Полякова.

В фонде состоят не только волонтеры, но и штатные специалисты: психологи и соцработники. С самого основания он тесно сотрудничает с профильными медиками. У благотворительной организации есть ряд совместных проектов с исполнительной властью, специальные грантовые программы для поддержки фонда. Среди меценатов и спонсоров, как местные бизнесмены, так и различные предприятия, некоторые из них достаточно крупные, например, «Газпром». Иногда просто спонсорской помощи оказывается недостаточно, например, дорогое лекарство для маленькой девочки, на которое требовалось порядка миллиона рублей собирали всем городом, рассказала Алефтина Полякова. Средства нашли, и лечение прошло успешно.

Краснодар

В соседнем с Крымом Краснодарском крае тоже есть подобная организация – общероссийский благотворительный фонд «Линия жизни». Правда у него профиль немного шире – помощь больным детям в целом, а не только онкобольным.

Как пояснила «Примечаниям» представитель фонда в ЮФО Наталья Христо, в фонде помогают с эндопротезированием, искусственной вентиляцией легких. Например, на реабилитацию детей с ДЦП предусматривается помощь в размере до 250 тысяч рулей. И таких программ множество. По ее словам, за 15 лет при поддержке фонда было прооперировано почти десять тысяч детей.

При этом пожертвовать в фонд можно как через смс, так и по реквизитам, указанным на сайте. Причем развитый сайт, на котором можно ознакомиться не только со способами пожертвований, но статистикой и отчетностью организации – является нормой. Ведь жертвователям, спонсорам и меценатам необходимо убедиться в его благонадежности, прежде чем давать деньги.

Так как фонд общероссийский, основными партнерами является не только бизнес (например, «Бургер кинг», «Пятерочка ритейл»), но и госкомпании (РЖД, «Аэрофлот»), которые компенсируют стоимость проезда подопечным фонда за счет партнерских бонусов этих компаний.

Поддержка со стороны властей не всегда ощущается. Например, если глава Казани активно помогает краснодарскому фонду, отмечает Наталья Христо, то про администрацию города Сочи этого совсем нельзя сказать. Тем не менее спасать детские жизни это не мешает.

Проблемы развития таких фондов, в том числе в регионах, а также их взаимодействия с властями обсуждали даже в рамках ПЭМФ на секции государственно-частного партнерства в сфере благотворительности.

Бюджетных учреждений для реабилитации и оказания различных видов соцпомощи, не говоря уже о лечении, недостаточно, заметил глава «Форума доноров» Дмитрий Поликанов. И регионы должны обучать своих специалистов, которые будут этим заниматься, считает он.

Но до Севастополя цивилизация, еще не дошла. Почему в местные меценаты не создают подобные фонды — остается загадкой. Может быть, потому, что в Севастополе вообще никто ни с кем уже много лет не может договориться, и объединить усилия никто не хочет даже ради общей и вполне благородной цели?

Вопрос создания единой структуры просто никто не поднимает: ни бизнесмены, ни исполнительная власть, ни законодатели. Хотя такая структура могла бы спасти немало жизней. Но кому это интересно, когда все в Севастополе заняты выборами в парламент и перетягиванием одеяла?

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора